News

 Лера Бородина: бизнес с Дорофеевой, музей Oh My Look!, $500 за SMS Шабанову. «Зе Интервьюер. Business»

Лера Бородина: бизнес с Дорофеевой, музей Oh My Look!, $500 за SMS Шабанову. «Зе Интервьюер. Business»

125
  • Share:

Героиней нового эпизода «Зе Интервьюер. Business» стала Лера Бородина – основательница сервиса аренды платьев и костюмов Oh My Look!, соосновательница сети бьюти-баров G.Bar, концепт-стора SO DODO и магазина подарков LAVLA. Мы поговорили о сексизме, предрассудках, новой бизнес-модели Oh My Look!, акции G.Bar ценой в 400 тысяч гривен, факапах в бизнесе, франчайзинге и многом другом. Почему G.Bar в Майами пришлось закрыть? Каково вести бизнес с Надей Дорофеевой? Какие факап-экспонаты Лера Бородина бережет для своего музея? Сколько стоило запустить Oh My Look! И за сколько он окупался? Как Лера меняла свое отношение к деньгам? Почему она считает свои отношения с Андреем Шабановым идеальными? И чьи советы не стоит слушать при запуске бизнеса?

Партнерство с Надей Дорофеевой по So Dodo

В So Dodo мы привозим вещи корейских брендов, и этот проект не был создан для масштабирования. Просто поверь, что логистика с Кореей – это адище! Пережив еще и карантин, когда сначала они не отправляли, потом мы не принимали, потом снова они не отправляли – это вообще жесть. Но при этом мы вдохновлялись невероятно: я – для своих дел, Надя – для своих. Мы летали в Сеул, выбирали одежду, встречали людей... Два года этот проект был для нас какой-то творческой реализацией. Сейчас мы понимаем, что хотим менять бизнес-модель. У Нади есть несколько важных бизнес-мечт, которые она хочет реализовать, и я с радостью ее поддержу. Но ты знаешь, Дорофеева тратит очень много времени на то, чтобы изучить бизнес-процессы, она читает бизнес-литературу. Вот недавно у нас была встреча, она закончилась, и я говорю: «Надь, я тобой горжусь – капец!». Всегда на любых встречах с какими-то контрагентами, поставщиками, людьми, с которыми мы хотим сотрудничать или выпускать капсулы, обычно все бизнес-цели объясняю я, это мое «морько». И вот у нас была встреча важная, стратегическая для бизнеса, и Надя говорит: «Можно, я расскажу?», отвечаю: «Конечно». И сижу на подхвате: вдруг она зайдет в какой-то тупик или еще что-то, я обязательно продолжу. И не вклинилась в этот монолог ни разу. Она так круто, четко обозначила цели, объяснила, зачем нам это нужно, как мы к этому пришли. Встреча закончилась, и я сказала: «Блин, ты очень крутая!», а она мне говорит: «Это ты меня научила!» Но нет, она сама все эти годы драйвилась, ей интересно заниматься предпринимательством, у нее классно получается. Плюс, она очень творческая, и мне хочется дать ей возможность реализоваться.

Финансовые потери из-за карантина и акция к 8 Марта ценой в 400 000 грн

В карантин мы никого из персонала не сокращали. Как и большинство предпринимателей лайфстайл-бизнеса (рестораны, кофейни, салоны), мы не заходили в карантин с какой-то невероятной подушкой безопасности. У нас в компании принято забирать дивиденды раз в три месяца, и в конце марта мы и наши партнеры [по G.Bar] должны были забрать прибыль. Но деньги не забирали, плюс, у нас были средства на счетах, роялти от франчайзинга, которые мы тоже редко вынимаем... Еще у нас было одно стечение обстоятельств. Я давно мечтала о такой штуке. 8 Марта 2020 года, в один из пиковых дней в году, за неделю до того, как мы ушли на карантин без понимания, когда вернемся, мы решили абсолютно все услуги, на которые у нас были записаны клиенты во все 5 G.Bar, подарить! То есть, девочка приходит, обслуживается на 2000 грн, приходит рассчитываться, а ей говорят: «Мы любим вас, с 8 Марта!». В итоге, думаю, эта акция стоила нам около 400 000 гривен. Конечно, я вспоминала об этом в карантин и думала, что было бы классно сделать это в 2019, а не сейчас. Но учитывая, что это была моя идея, и я обзвонила всех партнеров по отдельности... В одном из G.Bar партнер – это Яся, наш финансовый директор, она финансист, и все годы работает с нами в структуре. Яся была последняя, кому я позвонила, потому что понимала: прибыль за один из самых успешных дней мы собираемся просто не взять, а, соответственно, уйти в минус, ведь затраты по этому дню есть. У меня был железный аргумент: «Ясь, все согласились!», и она сказала: «Ладно, если хочешь – давай». Но за что я благодарна: ни разу об этом не вспомнила.

Какие экспонаты будут в музее Oh My Look!? Факапы и платье

У нас есть такой «облачный» музей, и там дофига всего. Самого [физического] музея нет, но для него все эти 7 лет мы что-то оставляем. Например, первые неудачные блокноты. У нас был блокнот, который выходил тиражом в 1000 штук, и оказалось, что при печати… весь макет сдвинулся на один лист. Это была коллективная ошибка: нашего графического дизайнера, проджект-менеджера и полиграфии. В нормальной верстке ты должен его развернуть, и у тебя будет видно на развороте одну неделю или день. А у нас было так: [на одном развороте] начинается вторник, переворачиваешь – вторник заканчивается, «поехало» все! Мы весь тысячный тираж отдали обратно в полиграфию на утилизацию, потому что продавать такое мы не можем. Для музея оставляем такие кейсы… Или, допустим, блокноты-бестселлеры за эти годы, «Oh My Book!» – есть классический мятный, а есть мини-версия, дизайн которого мы переделываем раз в сезон. И вот по одному блокноту каждого дизайна хранится для будущего музея. Для него также хранится мое платье, которое стало триггером, чтобы вернуться к этой идее [создания Oh My Look!] в 2012 году. Было платье британского бренда Aqua By Aqua, лимонного цвета, с твердой юбкой, открытой спиной – дико красивое, за которым я гонялась по всему миру. На официальном сайте было все продано, я пыталась найти его то в токийском магазине, то в итальянском… В итоге как-то его нахожу и заказываю через байера и иду в нем на трибьют Ленни Кравица в Crystall Hall. Прихожу просто богиней, это главное платье вечеринки: комплименты мне сделали человек 300, наверное.Проходит недели две, нас снова зовут на какую-то тусовку, я смотрю на свой шкаф, вижу это платье и думаю, что надену его. Как вдруг ощущаю эти микроэмоции, которые ощущает каждая женщина, о том, что платье потрясающее, классное, супермодное, но я уже его надевала, и получила этот фидбек, скажем так. И я подумала, что это так странно! Я же не сноб – ношу некоторые вещи годами, у меня есть любимые джинсы, свитера. А вот с платьями какая-то фишка, что они дают невероятные бонусы к уверенности в себе. Второй, третий, четвертый раз – тоже, но уже меньше. Я подумала: «Блин, как странно это работает! Так было бы круто, если бы у меня была возможность каждый раз носить что-то новое». Но не покупать, ведь покупка одежды бесконечна – это странно. Особенно сейчас, в 2020 году. И это платье стало триггером [к основанию Oh My Look!], оно было в сервисе, но так как мы регулярно списываем какие-то платья, оно было списано еще лет 5 назад, но я попросила его никуда не продавать, не утилизировать, а оставить как память.

Лера Бородина о деньгах: предубеждения, зависть, цели, семейный бюджет

Убеждений по поводу денег у меня дофига. Мне стала интересна тема убеждений года полтора назад, и я начала с этим работать, хотя мне казалось, что я такая прогрессивная, и у меня нет этих устаревших убеждений от наших родителей. Но, как оказалось, что убеждения, которые реально во мне сидели: что быть богатым стыдно, как и бедным, кстати; большие деньги – большие проблемы; жить нужно по средствам; большие деньги можно заработать только нечестным путем. Вот эта вся дичь во мне была! Я училась в центральной киевской школе искусств, ездила каждое утро (час – туда, час – обратно), у меня там была хореография, сольфеджио, музлитература и параллельно – общеобразовательная школа на Ярвалу. Там была смесь детей из интеллигентных семей, из центральных и крутых. Соответственно, я себя обесценивала: «У меня нет такого рюкзака, такой одежды, и во Францию каждый год я не езжу…». Было неудобно, что не могу этого себе позволить.Но при этом, что удивительно, я не завидовала почему-то другим детям. Считаю, что это феноменально важно, потому что для меня отсутствие зависти равно эмпатии к людям, которая воспитывалась во мне всю жизнь. Я понимала, что мои родители делают все для меня, просто у нас нет такой возможности. Я не злилась на них, что этого рюкзака у меня нет. Соответственно, к 15-16 годам я поняла, что если хочу плеер, то должна сама придумать, как его получу. Ходить и просить у родителей ты можешь, но это ни к чему не приведет, ведь этих денег просто нет. И вот по сей день я констатирую, что деньги не являются ключевой целью моей деятельности. Звучит очень романтично, но с точки зрения бизнеса не очень правильно. Но я дала себе возможность так жить: знаю, что должна в этом году заработать больше, чем в прошлом – это правильно с точки зрения развития. Больше зарабатываю я, моя команда – и мы каждый год растем.

Как устроен семейный бюджет Леры Бородиной и Андрея Шабанова?

Наш семейный бюджет не раздельный, но и не общий. Общей карты нет, но в любой момент, когда у меня нет денег на карте (а они могут заканчиваться у меня регулярно), я могу подойти к Андрею и попросить скинуть такую-то сумму – и он скинет. Оно как-то само получилось в рамках нашего общего быта, и у меня сейчас есть объяснение, почему так правильно. У нас общий быт: есть квартира, но мы сейчас снимаем дом. Есть его аренда, есть женщина, которая приходит убираться, есть няни – в общем, затраты на операционную жизнь семьи, и они у нас поделены. Андрей, условно, платит за дом и за няню, я – за вторую няню и за женщину, которая убирает. Продукты покупаем оба, это мы вообще не считаем. При этом и я, и он – предприниматели, и на те деньги, которые мы зарабатываем, у нас могут быть свои планы. Я не считаю, что в праве сказать Андрею: мол, половину своего заработка за месяц принеси в семью! Если есть какие-то планы на дорогостоящие покупки, мы их обсуждаем. И я, и он должны иметь возможность распоряжаться заработанными дивидендами для развития собственного бизнеса. При этом были моменты, когда мне нужны были деньги в бизнес. А мы очень четко разграничиваем: нужны деньги для бизнеса, либо лично для меня. Если я скажу, что хочу купить новую сумку, Андрей мне ее купит. Но если мне нужны деньги для бизнеса, то должна их вернуть, потому что это неправильно: он не должен быть тихушным соинвестором моего бизнеса.